ЗАТЯЖНОЙ ПРЫЖОК

Хорошо, что за ревом не слышалось звука,

Что с позором своим был один на один...

Я замешкался возле открытого люка

И забыл пристегнуть карабин.

Мне инструктор помог - и коленкой пинок

Перейти этой слабости грань.

За обычное наше

"Смелее, сынок!"

Принял я его сонную брань.

И оборвали крик мой,

И обожгли мне щеки

Холодной острой бритвой

Восходящие потоки.

И звук обратно в печень мне

Вогнали вновь на вдохе

Веселые, беспечные

Воздушные потоки.

Я попал к ним в умелые, цепкие руки.

Мнут, швыряют меня, что хотят, то творят.

И с готовностью я сумасшедшие трюки

Выполняю, шутя, все подряд.

Есть ли в этом паденьи какой-то резон,

Я узнаю потом, а пока

То валился в лицо мне земной горизонт,

То шарахались вниз облака.

И оборвали крик мой,

И выбривали щеки

Холодной острой бритвой

Восходящие потоки.

И кровь вгоняли в печень мне,

Упруги и жестоки,

Невидимые встречные

Воздушные потоки.

Беспримерный прыжок из глубин стратосферы.

По сигналу "Пошел!" я шагнул в некуда.

За невидимой тенью безликой химеры,

За свободным паденьем, айда!

Я пробьюсь сквозь воздушную ватную тьму,

Хоть условья паденья не те,

Даже падать свободно нельзя, потому

Что мы падаем не в пустоте.

И обрывают крик мой,

И выбривали щеки

Холодной острой бритвой

Восходящие потоки.

На мне мешки заплечные,

Встречаю, руки в боки,

Прямые, безупречьные

Воздушные потоки.

Ветер в уши сочится и шепчет скабрезно:

"Не тяни за кольцо, скоро легкость придет!"

До земли триста метров, сейчас будет поздно...

Ветер врет, обязательно врет.

Стропы рвут меня вверх, выстрел купола... стоп!

И как не было этих минут.

Нет свободных падений с высот, но зато

Есть свобода раскрыть парашют.

И обрывают крик мой,

И выбривали щеки,

У горла старой бритвой

Уже снуют потоки.

И жгут костры, как свечи мне,

Я приземлился в шоке,

Бездушные и вечные

Воздушные потоки.

И рванул я кольцо на одном вдохновеньи,

Как рубаху от ворота или чеку.

Это было в случайном, свободном паденьи

Восемнадцать недолгих секунд.

А теперь некрасив я, горбат с двух сторон,

В каждом горбе спасительный шелк.

Я на цель устремлен, и влюблен я, влюблен

В затяжной, неслучайный прыжок.

Мне охлаждают щеки

И открывают веки.

Исполнены потоки

Забот о человеке.

Глазею ввысь печально я,

Там звезды одиноки,

И пью горизонтальные

Воздушные потоки.

ХОЛОДА

Холода, холода...

От насиженных мест

Нас другие зовут города,

Будь то Минск, будь то Брест...

Холода, холода...

Неспроста, неспроста

От родных тополей

Нас суровые манят места,

Будто там веселей.

Неспроста, неспроста...

Как нас дома ни грей,

Не хватает всегда

Новых встреч нам и новых друзей,

Будто с нами беда,

Будто с нами теплей.

Как бы ни было нам

Хорошо иногда,

Возвращаемся мы по домам.

Где же наша звезда?

Может, здесь... может, там...

" КТО СТАРШЕ НАС НА ЧЕТВЕРТЬ ВЕКА... "

Кто старше нас на четверть века, тот

Уже увидел близости и дали.

Им повезло - и кровь, и дым, и пот



Они понюхали, хлебнули, повидали.

И ехали в теплушках, не в тепле,

На стройки, на фронты и на рабфаки.

Они ходили в люди по земле

И в штыковые жесткие атаки.

Но время эшелонное прошло.

В плацкартах едем, травим анекдоты.

Мы не ходили - шашки наголо,

В отчаянье не падали на ДОТы.

И все-таки традиция живет,

Взяты не все вершины и преграды.

Не потому ли летом каждый год

Идем в студенческие наши стройотряды.

Песок в глазах, в одежде и в зубах.

Мы против ветра держим путь на тракте,

На дивногорских каменных столбах

Хребты себе ломаем и характер.

Мы гнемся в три погибели, ну что ж,

Такой уж ветер. Только, друг, ты знаешь,

Зато ничем нас после не согнешь,

Зато нас на равнине не сломаешь.


1939540748221103.html
1939590878266260.html
    PR.RU™