Социально-психологические проблемы гуманитарного образования и культуры как индикаторы состояния общества

Парадоксы взаимовлияния гуманитарной культуры, соци­ально-психологической науки и идеологии. Несмотря на мно­гие особенности социокультурных и национальных традиций в историческом процессе развития различных стран и народов, опыт научного, в частности социально-психологического, ви­дения позволяет заметить не только различие, но и определен­ное сходство в некоторых тенденциях, связанных с изучением социума и человека в изменяющемся мире.

То, с чем во второй половине XX века американская со­циальная психология столкнулась как с неожиданной и шоки­рующей проблемой формирования человека в условиях динамичных перемен, в известном смысле (пусть весьма услов­но), но все же напоминает ситуацию, сложившуюся значитель­но раньше, еще в начале века, в 20-е годы, в нашей стране.

Правда, тогда в России стоял хоть внешне и аналогичный (нынешним проблемам подготовки нового типа личности в США) вопрос о формировании нового человека, но почвой для его постановки было не просто ускорение темпов перемен, а стремление к радикальному изменению всей системы обще­ственных отношений.

Различными были и результаты сравниваемых процессов, успешное рождение и развитие новых плодотворных научных направлений в американской социальной психологии, с одной стороны, и перерыв затянувшийся на несколько десятилетий в осуществлении смелых попыток решения социально-психоло­гических проблем человека у нас — с другой.

Слишком очевидное различие результатов научного по­иска при внешнем и весьма условном сходстве задач и сейчас стимулирует потребность осмысления этого опыта, когда си­туация с положением отечественной социальной психологии су­щественно изменилась.

Статус и перспективы развития современной отечествен­ной социальной психологии органически связаны с возможнос­тью и необходимостью более полного включения ее потенциала в решение многих актуальных проблем реформируемой России, и в первую очередь с потребностями и задачами повышения эф­фективности системы гуманитарного образования.

Гуманитарное образование необходимо рассматривать как форму и фактор сохранения и развития культурного дос­тояния нации, уникальности ее духовного опыта, особой ду­ховной миссии России в мировом цивилизационном процессе [8, с. 3—6].

В свою очередь, в концептуальном обосновании приори­тета российской гуманитарной культуры и гуманитарного об­разования несомненна значимость всей системы гуманитарного научного знания, и социально-психологического в частности.

В известном смысле можно было бы сказать о том, что в тенденциях развертывания именно гуманитарной культуры, об­разования, как в зеркале, отражается многогранный процесс духовной эволюции и России в целом по пути поиска альтер­натив прежней командно-авторитарной системы.



На пути к такой перспективе, когда общественное созна­ние и общенациональная гуманитарная культура, образование и питающая их наука (прежде всего гуманитарная) не пребы­вали бы больше в состоянии жесткой и односторонней зависи­мости от идеологических и политических акцентов или императивов, все более привлекательным и популярным пред­ставляется тезис о деидеологизации и деполитизации всей ду­ховно-нравственной жизни социума.

В этом тезисе отражается реакция и на те драматические страницы в истории отечественной науки, когда судьба после­дней предопределялась без достаточных на то оснований, как это произошло, например, с социальной психологией, лишив­шейся нормальных условий для своего развития да и просто существования на протяжении трех десятилетий.

В силу специфики своего предмета, связанного с изучени­ем прежде всего массовой психологии, путей и методов формирования нового человека-коллективиста, психологического обеспечения строительства социалистического общества, эта наука оказалась на авансцене 20-х годов в далеко не простых, а точнее просто в "конкурентных отношениях с официальной идеологией". Последняя же опиралась не на научные, а на по­литические основания, что и предопределило "драматическую судьбу" социальной психологии [9].

Социальная психология вновь перед масштабным соци­альным заказом времени. На первый взгляд, сегодня меньше, чем когда-либо раньше, поводов для сравнения современного стату­са социальной психологии с тем, каким он у нее был в прошлом. Она ныне получила все необходимые и достаточные права для своей самореализации и развития. Сегодня вновь все более оче­видным становится растущий заказ на активное включение ее потенциала в решение многих проблем нашего социума.

В числе важнейших при этом оказываются прежде всего вопросы психологического обеспечения эффективности профес­сионального образования и профессионального труда в ситуа­ции резкого падения их престижа[23] [10, с. 8].

Поскольку эта тенденция находится в зависимости от об­щего процесса трансформации российского общества, то вполне правомерно встает вопрос о необходимости создания "нацио­нальной системы психологического сопровождения и поддерж­ки индивида на его жизненном пути", и прежде всего в процессе формирования и реализации его профессиональной карьеры [10, с. 13—14].



Разумеется, эта же проблема может быть поставлена не­сколько шире, как требующая научного решения всех ее ас­пектов, касающихся не только жизни и деятельности индивида как ресурса , но и как личности в условиях радикальной и глобальной трансформации социальных и человеческих отно­шений и структур.

Формирование социально-психологической культуры лич­ности специалиста как одна из задач гуманитарного образова­ния. Одним из условий именно такой постановки и решения названных выше проблем должно стать обеспечение более вы­сокого уровня духовно-нравственной, в частности социально-психологической, культуры личности и ее деятельности в первую очередь для своей страны, готовности к профессиональ­ной самореализации вопреки тем трудностям и психологичес­ким барьерам, которые возможны на жизненном пути.

Социально-психологическая культура личности в предель­но широком смысле этого слова — прежде всего культура ее психического состояния, предполагающая способность челове­ка к испытанию стрессом, или стрессоустойчивость, а следова­тельно, достаточно высокий уровень готовности к психической саморегуляции и самокоррекции всех форм и видов собствен­ной жизнедеятельности [11, с. 87—90].

А это, в свою очередь, предполагает воспитание и само­воспитание внутренней собранности, готовности как к полно­му психологическому включению в действие, так и к снятию психического напряжения, к релаксации. Значимость этой со­ставляющей социально-психологической культуры трудно пе­реоценить перед лицом эскалации или интенсификации психической напряженности как общечеловеческой тенденции социального и научно-технического прогресса.

Не менее значима коммуникативная культура деловых и межличностных отношений будущего специалиста. Высокая культура социального общения представляет собой достаточ­но многогранное явление, которое включает в себя культуру восприятия и понимания, отношения и обращения, сообщения и убеждения, влияния и взаимовлияния людей друг на друга в процессе совместной деятельности. Критерием этой культуры является адекватность человеческих отношений той ценности, которую эти отношения представляют для людей.

В самой профессиональной деятельности специалиста, осо­бенно гуманитарного профиля, весьма существенна его психо­логическая готовность к работе с коллегами и руководителем, коммуникативная культура его как "вертикальных", так и "го­ризонтальных" отношений в группе и коллективе.

Антикультуре командно-авторитарных отношений, по­давляющих личность и унижающих человеческое достоинство, должна быть противопоставлена и развита новая культура — партнерских и межличностных деловых отношений, предпола­гающих внимательное и уважительное отношение к человеку с учетом как его статуса в коллективе, деловых и профессио­нальных качеств, так и его уникальной индивидуальности [12, с. 14—16].


1942414052804840.html
1942453472350264.html
    PR.RU™