Екатеринославское и Таврическое земства

Екатеринославское статистическое бюро было открыто в 1883 г., и за че­тыре года своего существования обследовало четыре уезда: Ростовский, Бах-мутский, Славяносербский и Мариупольский. Исследованию подвергалось как владельческое, так и крестьянское хозяйство. Для сельского населения уездов была сделана подробная подворная перепись. Первоначальная про­грамма земско-статистического исследования мыслилась довольно широко. Собранный и разработанный статистиками материал должен был служить целям: 1) определения степени и причин развития или упадка земледельчес­ких хозяйств; 2) выяснению современного положения податных сословий в социально-экономических показателях; 3) подготовке практических реко­мендаций по организации рациональной системы раскладки земских и го­сударственных сборов по губернии. Однако бюро в старом составе вскоре закрылось и предначертанная программа не реализовалась. Поменялся его состав: первоначальным бюро руководил Кузнецов, а реформированным — В. Пругавин.

Новое поколение екатерниославских статистиков не с меньшей полнотой описало и Бахмутский уезд, в отношении которого подробно указаны, в ча­стности, крестьянская аренда земель, крестьянские платежи и кредит, семей­ные разделы и промыслы населения. Формы владения и пользования зем­лей у крестьян очерчены екатеринославскими статистиками хотя и подроб­но, но с предвзятым желанием видеть в крестьянской общине, какой бы она ни была, идеальный строй крестьянской жизни. Сельская община предстает у них как «носительница и выразительница принципов и идей мирской спра­ведливости», у которой «отсутствие общих коренных пределов, этой основ­ной жизненной функции общины, является одним из признаков ненормаль­ного состояния общинного организма». Комментируя идеологические уста­новки земских статистиков, В.Е. Постников пишет:

«Мы не будем спорить с земскими статистиками о взглядах на сельскую общину. Они заплатили в этом отношении дань известному течению в нашей литературе, которое желает видеть в нашей сельской общине не­что большее того, что эта община представляет в действительности и чем может быть в будущем. Нельзя ожидать, чтобы ожесточенная борьба, происходящая теперь в сельской жизни на почве землевладения, способ­ствовала в будущем развитию в населении начал общинности и согласия. И борьба эта не есть временная, вызываемая случайными условиями. Она является результатом бедности и несоответствия имеющихся средств с постоянно развивающимися в народе потребностями. Нам она представ­ляется не борьбою общинных традиций и развивающегося в сельской жизни индивидуализма, а простой борьбой экономических интересов, которая должна окончиться роковым исходом для одной части населе­ния, в силу существующего малоземелья»25.



Первые земские исследования в Мелитопольском уезде Таврической гу­бернии начались в 1884 г. Они продолжались 6 лет, в течение которых про­изводилась подворная перепись всего сельского населения губернии. Под­робное описание уровня, методики и практики земской статистики на юге России, а именно в Таврической губернии, приведено в книге В.Е. Постни-

25рГГ

стников В.Е. Южно-русское крестьянское хозяйство. 2-е изд. М., 1907. С. XXXII

кова26 (современная интерпретация приведена у А.С. Маскиной27). Резуль­таты переписи по каждому из 8 уездов губернии были изданы в виде подроб­ных статистических таблиц, составивших сборник «Памятная книжка Тав­рической губернии». Эмпирические данные, собранные при подворной пе­реписи, Таврическое бюро группировало в таблицы по четко составленной программе. Население классифицировалось по размерам посева, что В.Е. Постников считает весьма удачным приемом: «В условиях хозяйства тав­рических уездов, где доходность земли значительно превышает земельные на­логи и существующую в местности арендную плату, где притом крестьяне много арендуют земель, размер посева является наиболее существенным признаком крестьянского благосостояния»28. Вместе с тем в других регионах России статистики пользовались группировкой по размерам надела, считая классификацию по размерам земли не дающей объективной и всесторонней информации о крестьянском хозяйстве. Отсюда можно заключить, что при­менение конкретного типа экономической группировки диктовалось не толь­ко задачами исследования, но и хозяйственной спецификой региона. В 1888 г. Таврическое статистическое бюро собирало сведения о крестьянском земле­делии экспедиционным путем для целей текущей статистики. Исследовани­ями руководили К.А. Вернер и С. Харизоменов. В 1885 г. Харизоменов пе­решел работать заведующим земско-статистическим бюро в Саратовскую губернию.

Эмпирические данные, собранные земскими статистиками Екатеринослав-ского и Таврического земств, получили обобщенный анализ на страницах книги В.Е. Постникова29. Она явилась результатом: а) анализа исследований, проведенных в предыдущее десятилетие земскими статистиками в трех южно­русских губерниях; б) собственных наблюдений (экспедиционный метод) ав­тора над крестьянскими хозяйствами, которые он провел в ходе их посещения в 1887 — 1888 гг. и в летние месяцы 1889и 1890 гг. В.Е. Постников посетил более 50 селений Таврической и 11 селений Херсонской губерний, останавливаясь в каждом из них на несколько дней. Он дал обстоятельный анализ недостат­ков в деятельности земских статистиков юга России, в частности, установил, что «статистическое бюро Херсонского земства, применяя одинаковые при­емы для изучения экономического положения сельского хозяйства у всех со­словий уездов, поставило себе целью дать статистику «всесословную» и ука­зать средние цифры показателей общего экономического благосостояния всех сословий. Такая туманная задача, конечно, должна была привести и к туман­ным результатам. Статистики вычисляют по всем сословиям (дворян, купцов, мещан, иностранцев, крестьян и пр.) общее число душ рабочего и нерабочего возраста, число безземельных, инвентарь и скот, количество посевов всего и на едока и затем группируют все хозяйства на разряды — богатых, средних, не­достаточных и бедных. Эта группировка делается со слов самих же жителей. В результате подворных переписей выводятся, таким образом, «экономические показатели, определяющие благосостояние хозяйств разных сословных групп в



26 Постников В.Е. Южно-русское крестьянское хозяйство. 2-е изд. М., 1907.

Маскина А.С. Таврическое земство в 1866 — 1890 гг.: (Социальный состав, бюджет и практическая

деятельность): Автореф. дис. М., 1982. 28 Постников В.Е. Южно -русское крестьянское хозяйство. 2-е изд. М., 1907. С. XII.

Постников В.Е. Южно-русское крестьянское хозяйство. 2-е изд. М., 1907.

уезде». Из них мы узнаем, сколько в уезде семейств богатых (купцов 51%, дво­рян 39%, а крестьян 11%), средних и бедных, узнаем также, что «средняя запаш­ка, вычисленная на число хозяйств, действительно занимавшихся земледели­ем, будет составлять 10 дес». Статистики прибавляют затем: «как высока или низка эта цифра и какую степень напряженности сельскохозяйственной деятель­ности она выражает, — сказать нельзя»30. В конечном итоге В. Постников пред­ложил улучшенный вариант методологии поземельных переписей, учитываю­щую социальную дифференциацию населения, и провел обстоятельное изуче­ние крестьянской колонизации Крымского полуострова.

Земства проводили и специальные монографические исследования. Так. Московское земство в 1894 г. издало работу И.П. Боголепова «Грамотность среди детей школьного возраста в Московском и Можайском уездах», Хер­сонское земство — работы Н.И. Борисова по изучению продолжительности учебного периода (1897) и о влиянии экономических факторов на просвеще­ние (1898). С 90-х гг. ряд земств создали специальные статистические спра-вочно-педагогические бюро. В 1893 г. Тверское земство создало справочно-педагогическое бюро, которое возглавил основоположник земской школь­ной статистики Ф.Ф. Ольденбург. В результате анализа источников школьной статистики он впервые в России составил относительно исчерпывающую сводку о народных школах всех типов и наименований за 1892 — 1893 гг. и на основе этих материалов дал характеристику уровня развития начального образования в городах и сельских местностях31.


1943891133809310.html
1943945863698860.html
    PR.RU™